Дон в годы революции и Гражданской войны. 1917 – 1920. Том 2: май 1918 – март 1920

Дон в годы революции и Гражданской войны 1917 – 1920. Том II. Май 1918 – март 1920 322 № 157 Н. Г. Батурин. Из воспоминаний начальника штаба Таманской армии [1925 год] Моменты «хлестаковщины» и «хвастовщины» Уж очень много некоторые лица врали. Зачем и для чего? Так, в конце 1918 и начале [19]19 г[одов], в первые периоды существования Крас- ной армии, были замечаемы странные явления со стороны отдельных личностей в «хвастов стве» о своем происхождении, так, например, некоторые, будучи в старой ар- мии, в ероятно, фельдфебелем и т[ому] п[одобным], называли себя штаб-ротмистром и и ногда за это попадали в нехорошее положение. Один, называвший себя штаб- ротмистром, за это был арестован и посажен в чека (армейскую), где и сказал, что меня вот знает тов[арищ] Батурин. Меня вызвали, и когда я пришел к председателю чека, то последний заявил, что вот этот (указывает на арестованного) говорит, что Вы его знаете и можете подтвердить все сказанное им. Его я, между прочим, не знал, но сказал, что мы сейчас удостоверимся: штаб-ротмистр ли он, или нет. Из разговоров увидим, из нескольких слов выясним. Его позвали, и, действительно, с нескольких слов выяснилось, кто он таков. Между прочим, перепутал полки, чины и т[ак] д[алее]. Также своими боевыми успехами и подвигами хвастались непомерно. Да еще та- кие случаи наблюдались, например, жена – княгиня или графиня, а в конце концов, она говорит несколько слов по-французски, вроде «промене» и т[ак] д[далее] (непра- вильно произнося). Был еще такой случай. Когда я принимал 3-ю кавдивизию, которая была отдель- ная и фактически не входила в состав 6-й дивизии, то уже, будучи там, в станице, … мне сообщают, что меня хочет кто-то видеть и отрапортовать о состоянии команди- ра Н[-ской] бригады. Я в то время был на квартире и пил чай. Через минут десять ко мне входит человек высокого роста, немного рябоватый, ухарски заломленная фу- ражка, уланская форма, синие рейтузы, широкие галуны, т[о] е[сть] в такой форме, какой не было ни в старой армии, ни в новой, революционной. Довольно браво ко- зыряет, расшаркивается и т[ому] п[одобное]. Но, конечно, с нескольких слов его мож- но было определить, кто он. Я ему предложил присесть и поговорить частным об- разом (он меня заинтересовал). Начал расспрашивать о состоянии бригады, вообще познакомиться с состоянием частей и т[ак] д[алее]. А затем задал ему вопрос, кто же он, что он из себя представляет. Он ответил, что был в старой армии ротмистром при таком-то полку (улан с драгунскими отличительными знаками – я сразу понял, что к ротмистру он никакого отношения не имеет). Потом, продолжает он, с первых дней революции якобы служил в Красной армии: там-то и там-то и даже служил в Таманской армии и добавил: «Я был командиром этой армии». «Ну, – я думаю, – вот так пуля…» Он продолжал: «Вы, вероятно, слышали, мы Ставрополь взяли». онскиеархивы.рф нские Архивы onarch.ru

RkJQdWJsaXNoZXIy MTI1MTE0